Опитування про фонему Е на сайті Ізборник  


Попередня     Головна     Наступна





Геннадий Санин

АНТИОСМАНСКИЕ ВОЙНЫ В 70 — 90-е ГОДЫ XVII ВЕКА И ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ УКРАИНЫ В СОСТАВЕ РОССИИ И РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ


Вопрос об украинской государственности до настоящего времени вызывает споры среди исследователей. Разброс мнений необычайно широк: от полного отрицания государственности украинского народа 1 до господствовавшего в 50 — 80-х гг. мнения об «элементах» украинской государственности 2, и, наконец, преобладающего в настоящее время утверждения о том, что в ходе Освободительной войны 1648 — 1654 гг. сложилось вполне зрелое и самостоятельное украинское государство 3, а сама война стала победоносной революцией 4. (Последнее вызывает споры.)

Радикальный перелом в походе к проблеме украинской государственности произошел в конце 1980-х гг., когда вышли в свет работы В. А. Смолия, А. И. Гуржия, В. С. Степанкова 5. В этих работах показана генетическая связь украинской государственности в форме казацкой республики с древнерусской государственностью, возрождение этой государственности на основе казачества в XVI в., ее оформление в ходе Освободительной войны и медленное, постепенное угасание в составе России к концу XVIII в. Основную причину падения автономии Украины авторы усматривают в формировании абсолютизма в России 6.

Впрочем, постепенное угасание украинской автономии в составе России было связано не столько с развитием абсолютизма, хотя и это играло немалую роль, сколько с трудным решением внешнеполитических проблем. Продвижение России к черноморским берегам и ликвидация угрозы вторжения Османской империи делали ненужным украинский «политический буфер», прикрывавший южные рубежи страны.

В советской и постперестроечной историографии давно и достаточно прочно утвердилось мнение о том, что национально-освободительное движение на Украине нельзя рассматривать как локальное явление, не имеющее связи с другими регионами Европы. В работах Б. Ф. Поршнева, О. Л. Вайнштейна, В. А. Голобуцкого отмечены переговоры восставших казаков с европейскими державами уже в 1630-х гг., во время Тридцатилетней войны. Тем более это относится к освободительной войне 1648 — 1654 гг. 7 Внешнеполитическая функция складывающегося украинского государства прослеживается совершенно бесспорно.

Международную ситуацию в Восточной и Юго-Восточной Европе определяли, в основном, три политические проблемы: борьба России, Речи Посполитой и других прибалтийских государств против попыток Швеции полностью захватить все балтийское побережье и поставить под свой контроль балтийскую торговлю 8; борьба России с Речью Посполитой за утраченные в 1618 г. русские, а потом и за украинские, белорусские земли; защита Россией и Речью Посполитой своих южных порубежных земель от агрессии Османской империи 9.

В конкретных условиях середины XVII в. для России на первый план выдвигался вопрос о воссоединении западно-русских, а затем украинских и белорусских земель с Россией. Причины воссоединения, последствия его для трех славянских народов, мотивы, побудившие Россию начать борьбу с Речью Посполитой — все это выходит за рамки статьи. Для поставленной темы важно отметить, что уже в ходе начавшейся в 1654 г. русско-польской войны за Украину на долю украинского казачества выпадал важный театр военных действий: вместе с крепостями Белгородской оборонительной черты Украина должна была защищать главные силы России от удара с юга крымских татар и польско-литовских войск. Таким образом, в ходе русско-польской войны 1654 — 1667 гг. Украина дополнила оборонительную систему России на юге, знаменитую Белгородскую черту. Украина становилась в военном отношении как бы «предпольем» этой крепостной линии, своеобразным «буфером», прикрывавшим с юга главный театр военных действий в районе Белоруссии 10.

По «Мартовским статьям» 1654 г., предложенным Богданом Хмельницким и принятым в Москве в ходе переговоров с послами гетмана, Украина сохраняла в практически неизменном виде свое государственное устройство. Предусматривалось свободное избрание гетмана, полнота его исполнительной власти, законодательная власть рады, местная власть и местное административное деление, своя судебная и налоговая система, свои финансы. Налоги с Украины в московскую казну фактически не поступали и шли на местные нужды. Украина имела свои вооруженные силы. Некоторые, чисто формальные, ограничения самостоятельности Украины сводились к следующему: царь признавался верховным властителем Украины; царь санкционировал некоторые земельные пожалования казацкой старшине; гетман должен был информировать Москву о враждебных ей предложениях, которые делали ему другие государи. Московские власти пытались поставить под контроль патриарха Никона украинскую церковь, но украинские иерархи этому воспротивились и пункт О церковной власти был просто изъят из Мартовских статей 11. Можно сказать, что воссоединение Украины с Россией произошло на основе борьбы с общими противниками: Речью Посполитой и Крымским ханством. По своей форме это была конфедерация.

Начавшаяся война за Украину естественно требовала не обострять отношений правительства с местным населением. Но сводить все только к военным действиям, как это сделано в интересной, но весьма спорной и далеко не всегда доказательной монографии Н. И. Ульянова 12, было бы неправильно. Характерной чертой политики Москвы во вновь приобретенных землях чаще всего была крайняя осторожность и терпимость к национальным особенностям, сохранение в неприкосновенности законодательства, порядка землевладения и т. п.

Отношение Речи Посполитой к украинской государственности было довольно противоречивым. «С одной стороны, Речь Посполитая уже в середине XVI в. пыталась привлечь казачество к осуществлению своих политических целей, направить его против сил, угрожавших восточным (скорее — южным — Г. С.) окраинам польского феодального государства. С другой стороны, польское правительство, считая казачество скоплением «разбойничьих», «смутьянских» элементов, старалось подчинить их действующему феодальному праву, ограничить их самостоятельность системой запретов и угроз» 13. Поскольку украинская государственность складывалась на казацкой основе, то же самое можно сказать и об отношении Речи Посполитой к Украинскому государству. С образованием украинского государства в отношениях между ним и Речью Посполитой возник еще один важный вопрос — о судьбе земельной собственности польской шляхты на территории Украины. Возвращение шляхте ее собственности делало автономию гетманства иллюзорной, и перед его «показачившимся» населением возникала угроза нового обращения в крепостных. Между тем особенности политического строя Речи Посполитой исключали возможность урегулирования ее отношений с Украиной вопреки интересам тех кругов магнатов и шляхты, которые добивались возвращения своей собственности. Отсюда постоянные колебания в политике Речи Посполитой второй половины XVII в. по отношению к Украине. Намерение удержать Украину, признавая за казаками некоторые политические права, сменялось противоположным намерением ликвидировать все ее права силой оружия, ввергнуть казаков в крепостное состояние, или, сохранив их как военную силу, заставить безоговорочно подчиниться королевской гражданской администрации и воинским начальникам.

Бесперспективность такой политики непризнания украинской государственности и попыток ее уничтожения доказала уже Освободительная война 1648 — 1654 гг. Война показала и принципиальную невозможность сохранения Украины в составе Речи Посполитой. Максимально возможные уступки были зафиксированы в Зборовском договоре 1649 г., который признавал автономию Украины и одновременно «восстановление старой модели социально-экономических отношений, исключение из казацкого сословия десятков тысяч крестьян и мещан» 14. Примечательно, что ни население Украины, ни сейм Речи Посполитой этого договора не приняли: на Украине едва дело не дошло до гражданской войны между восставшими, а на сейме было «несогласие и рознь большая. Все (послы) на королевские договоры, что договорился с ханом крымским, и с гетманом Богданом Хмельницким, не позволяют, и к 40 000 будет их больши 100 000, и николи с такими своевольниками бес соры и бес войны не будет. Да и на все статьи против договорных записей послы не позволяют» 16.

Пойти на уступки казакам готова была небольшая горстка трезвомыслящих политиков во главе с безвластным королем Яном Казимиром и коронным канцлером Ю. Оссолинским. Непримиримая позиция шляхты усиливала враждебность Украины и делала неизбежным разрыв с ней.

Силу Украины великолепно понимали в Москве. Хмельницкий, в свою очередь, трезво и рационально судил, что только в единстве с Россией Украина сохранит свою государственность.

Специфика украинской государственности состояла в том, что формирование республики проходило в тот момент, когда опасность национальному существованию привела к сглаживанию классовых различий внутри украинского общества. Эти классовые различия практически сливались с различиями национальными и религиозными. Шляхтич почти обязательно был поляком-католиком, или католиком-литовцем, казак и крестьянин — православным украинцем. Это давало внутреннюю монолитность украинскому государству.

Теперь же, когда благодаря воссоединению-конфедерации с Россией опасность национального порабощения была устранена, классовые противоречия внутри республики обострились. Поэтому, когда, избранный в 1657 г. после смерти Хмельницкого, гетман И. Выговский попытался вернуть Украину под протекторат Речи Посполитой, народные массы выступили против него за единство с Россией, и в этом выступлении народа довольно отчетливо прослеживалась классовая поляризация.

Вряд ли правильно обвинять И. Выговского в предательстве национальных интересов и измене Украине — изменил он российскому правительству. Определенная доля вины лежит и на правительстве России. «В Москве были уверены, что Украина уже совершенно слилась с Россией, что возврат к прошлому положению под эгидой польских королей уже невозможен. Именно эта уверенность в решении украинского вопроса побудила начать войну против Швеции и поддержать Речь Посполитую. Теперь попытались сделать новый шаг: воспользоваться смертью Хмельницкого и поставить под контроль внешнюю политику, взять в свои руки сбор налогов, поставить воевод и гарнизоны не только в Киеве, но и в других городах» 16. Явно преждевременная и непродуманная попытка урезать права Украины привела к ненужным и опасным осложнениям.

Если для Хмельницкого, его сподвижников и истинных последователей возможность сохранения украинской государственности виделась в конфедерации с Россией, то Выговский намеревался сохранить государственность в составе более слабой и децентрализованной Речи Посполитой.

Переориентация на Речь Посполитую была для Украины совершенно неприемлема, ибо означала не только радикальную ломку и потрясение внутренних связей и образа жизни общества, но и перемену системы международных связей и отношений, с таким трудом созданную Хмельницким. Система Хмельницкого складывалась на идее антипольского блока государств с сильной центральной фигурой российского царя. Выговский замышлял прямо противоположное: антироссийский блок государств во главе со слабой, децентрализованной Речью Посполитой.

Летом 1658 г. посол Выговского Павел Тетеря и польский дипломат Станислав Беневский согласовали основные положения, а 6 сентября в г. Гадяче был подписан договор о возвращении Украины в состав Речи Посполитой. Договор этот отличается нечеткостью, но он позволяет в общих чертах предположить, чего хотел И. Выговский и его сторонники.

Украина входила в польско-литовское государство на правах довольно ограниченной автономии и включала в свой состав земли Киевского, Черниговского, Брацлавского воеводств.

Верховная власть принадлежала здесь гетману, но прямых выборов гетмана не было: Украина могла лишь выбирать кандидатов, из числа которых король назначал гетмана. Казацкое войско сокращалось в 2 раза, до 30 тысяч. В Киевском воеводстве высшие сенаторские посты занимали только православные, от других воеводств, в Сенат Речи Посполитой входили и православные, и католики. Православные епископы должны были получить места в Сенате, как и епископы католические 17.

Гадячский договор явно не являлся шедевром государственной мудрости. Трактат создает впечатление спешно записанных и внутренне несбалансированных пунктов. Скроен и сшит он гораздо хуже, чем Мартовские статьи Б. Хмельницкого. Не раскрыты столь подробно, как в Мартовских статьях, вопросы административного устройства, суда, финансов, внешней политики, вопросы присутствия на Украине королевских войск, командования ими и многое другое.

Очень нечетко решены территориальные вопросы: к кому переходит Подолия, Волынь, Полесье, Западная Украина? Наличие неясных мест означало только то, что трактовка их будет в интересах сильного. В ситуации 1658 г. это была Речь Посполитая, а не Украина. Таким образом, еще не вступив в силу, договор обрекал Украину на поражение, тем более, что он предусматривал «свободное возвращение всем частным лицам» утраченной ими собственности.

Впрочем, даже этот беспомощный юридически договор сейм Речи Посполитой не утвердил: сенаторы и шляхта требовали безоговорочной капитуляции Украины, возвращения тех порядков, которые существовали до 1648 г. Такое требование показывало реальное отношение шляхты к украинской государственности.

Итак, в 1654 — 1657 гг. можно констатировать принципиальное различие в отношении России и Речи Посполитой к украинской государственности. Россия была готова на длительный период сохранить за гетманством довольно широкую автономию, со стороны же Речи Посполитой видим отказ признавать эту государственность.

Неудачная война России со Швецией 1656 — 1661 гг. и политическая «смута» на Украине после смерти Богдана Хмельницкого привели к частичному ослаблению позиций России на Украине и к утрате по Андрусовскому договору 1667 г. части воссоединившихся земель. Вместе с тем, только такая оценка Андрусовского договора (часто встречающаяся в работах украинских авторов 1960-х гг.) грешит односторонностью. Воссоединение Украины с Россией и заключение Андрусовского договора знаменовало начавшееся изменение соотношения политических сил в Юго-Восточной Европе. Если до этого времени ведущую роль в этом регионе играла Речь Посполитая, то теперь пальма первенства все более и более переходит к России. Нет нужды говорить о сохранении сильного влияния России на Правобережной Украине, в Белоруссии, оставшихся в составе Речи Посполитой. С этого времени начинается переориентация освободительного движения балканских народов с надежды на помощь Речи Посполитой на. поиски помощи и поддержки со стороны России 18.

Поскольку участники Андрусовского соглашения не признавали претензий Османской империи на украинские земли, следовало ожидать конфликта между последней и ее северными соседями. На этот случай в Москве в 1667 г. был подписан и в 1672 г. уточнен союзный договор России и Речи Посполитой 19.

Впрочем, и Россия, и Речь Посполитая, утомленные войной, предпочитали решить спор миром и предложили султану и крымскому хану присоединиться к Андрусовскому договору 20. Однако мира на украинские земли Андрусовский договор не принес: и на левом берегу Днепра, перешедшем к России, и на правом его берегу, оставшемся в составе Речи Посполитой, шли бурные казацко-крестьянские восстания.

Больше всего население «русской» части Украины было недовольно вмешательством российских воевод в местные дела. В России в середине XVII в. начали все отчетливее формироваться предпосылки абсолютизма, и в руках воеводы сосредоточивалась вся полнота административной и военной власти на местах. Вполне понятно, что появившись со своими войсками на Украине, воеводы пытались жить «в чужом монастыре со своим уставом» и конфликтовали с местной властью.

Необходимо было четче определить и ограничить компетенцию воевод, что и было сделано. В договорах России и Украины, заключенных в 1659, 1669, 1672 гг. при избрании гетманов Юрия Хмельницкого, Демьяна Многогрешного, Ивана Самойловича, воевода предстает только как военачальник российского отряда и не имеет права вмешиваться во внутренние дела гетманской и полковой администрации. Он не может судить население, занимать под постой казацкие дворы. Гарнизон обязан содержать себя за счет своих средств, либо брать провиант в специально выделенных для этого селах и городках, но обязательно расплачиваться с населением 21.

Итак, основа конфликта была устранена. Вообще, видеть в поведении воевод целенаправленную национальную политику России принципиально неверно. Их поведение было характерно для любой армии того времени. Незаконный постой, угон скота, другие, как писал Б. Брехт в «Мамаше Кураж», «воинские подвиги», были делом обычным и в России, и в «цивилизованных» европейских странах. Самое значительное вмешательство воевод в политическую жизнь Украины происходило во время выборов нового гетмана: русские войска окружали выборную казацкую раду, а накануне рады казацкая старшина обязательно «советовалась» с воеводой — кого избрать. Тем не менее, случаев прямого вмешательства российских войск в ход выборов гетманов никогда не было.

Правда, права гетманов были несколько урезаны при избрании Ю. Хмельницкого в 1659 г.: гетман не мог своей властью назначать и смещать полковников — вопрос этот решался только на раде . В 1672 г. при избрании И. Самойловича последовало новое ограничение гетманских прав. Гетман «без совету всей старшины и безвинно» не мог судить высшую войсковую старшину. Судить ее могла рада и войсковой суд 23. Впрочем, здесь дело не в ограничении автономии Украины, это реакция старшины на попытки гетманов установить личную, неограниченную власть. В борьбе между старшиной и гетманом Москва поддержала старшину. В условиях политического кризиса на Украине Москве нужна была надежная социальная опора.

Внешнеполитические полномочия украинского государства пострадали сильнее. Богдан Хмельницкий мог поддерживать дипломатические отношения с любым государством. Внесенные в «Мартовские статьи» ограничения относительно Польши, Крыма, Турции фактически не соблюдались Хмельницким. Более того: московские дипломаты «похваляли» гетмана и награждали его соболями за эти контакты, фактически гетман защищал и украинские, и российские интересы 24.

Ограничение внешнеполитических контактов было оговорено при выборах Ю. Хмельницкого 19 октября 1659 г., но теперь это было реальное ограничение, а не формальность 26. Свои контакты с ханом Ю. Хмельницкий поддерживал за спиной Москвы.

Право самостоятельных внешнеполитических контактов сохранял И. Брюховецкий (1664 — 1668). Но при избрании 6 марта 1669 г. Демьяна Многогрешного гетману было запрещено иметь всякие политические контакты с зарубежными государствами 26. Вызвано это ограничение было тем, что украинские гетманы после Б. Хмельницкого заключали антироссийские союзы с Речью Посполитой, Турцией и Крымским ханством. Официальная мотивировка решения рады: от «ссылок» гетмана с другими государствами «чинятся в малороссийских городах многие ссоры» 27.

В 1667 — 1672 гг. между Россией и Речью Посполитой шли переговоры о заключении Вечного Мира, об антиосманском союзе и о Киеве (по Андрусовскому договору Киев в 1669 г. надлежало вернуть Польше). С целью сохранить за Россией Киев и Левобережье Днепра, глава российского Посольского приказа Афанасий Ордин-Нащокин пытался пригласить на переговоры в качестве третьей стороны представителей левобережного гетмана Д. Многогрешного, но идея эта сорвалась из-за противодействия гетмана Правобережья П. Дорошенко 28 и польских дипломатов, не без основания опасавшихся, что представители Украины ослабят их позиции на переговорах 29.

По мысли А. Л. Ордина-Нащокина, казацкие представители на переговорах должны были лично убедиться в том, что российское правительство не собирается отдавать Украину и Киев Польше. Кроме того, Ордин-Нащокин, как и его преемник на посту главы Посольского приказа А. С. Матвеев, не упускали возможности усилить влияние и авторитет России на Правобережье Днепра: «И они де, послы (польские дипломаты — Г. С.) видят, что великий государь, его царское величество в тех украинских казаков, которые ныне государю их, его королевскому величеству противны, вступается и хочет того, чтоб их принять под свою царского величества высокую руку» 30.

В ответ на возражения польских дипломатов А. С. Матвеев, ведший переговоры, заявил, что «не спрося их которого великого государя они, казаки, приняв милость и благодеяние, от басурман отлучатся, и у того великого государя быть в подданстве похотят, и принудить их к другому великому государю в послушание невозможно» 31. Таким образом, московские дипломаты вовсе не отрицали, что при поддержке правобережных казаков возможно воссоединение с Россией и Украины к западу от Днепра.

Итак, для закрепления за собой Левобережной Украины российские политики были готовы сохранять ее автономию в составе России. Каково же было отношение к украинской автономии и государственности в Речи Посполитой? Гетман Правобережной Украины П. Д. Дорошенко в 1666 г. поднял восстание 32 и в 1670 г. между ним и коронным гетманом (с 1674 г. — королем) Речи Посполитой Яном Собеским был подписан договор в г. Остроге. Этот договор во многом напоминал Зборовский мир 1649 г. и Гадячское соглашение 1658 г.

Четко определялись западные границы Украины в составе Речи Посполитой по реке Случ. Под власть гетмана переходили Киевское, Черниговское и Брацлавское воеводства. В этих пределах магнаты и шляхта не имели права появляться без разрешения гетмана.

Войска Речи Посполитой могли войти в пределы этих воеводств только в случае нападения неприятеля и должны были находиться под командой гетмана. Православные получали равные права с католиками. Киевский митрополит уравнивался в правах с католическими епископами, то есть имел место в Сенате. Украина получала полную самостоятельность в сборе налогов, налоги шли только на нужды

Украины, казаки освобождались от всех повинностей как в королевских, так и в шляхетских имениях 33.

Острогский договор, как и Зборовский, и Гадячский, не отличался глубиной проработки и последовательностью. Не ясно было главное: соотношение гетманской и центральной власти и судьба собственности шляхты на территории гетманства. Освобождение казаков от повинностей в шляхетских имениях говорит за то, что эти имения должны были вернуться к прежним владельцам. Предполагалось и восстановление прежней административной структуры. В украинских воеводствах «чины сенаторские, дворные и земские» должны были назначаться королем попеременно из католической и православной шляхты 34.

Договор не касался полномочий гетмана во внешнеполитической сфере. Реально П. Д. Дорошенко проводил в это время независимую внешнюю политику.

Но даже такой договор был воспринят как «ненасыщенное хотение государства отдельного» 35. Ярый противник казаков, подканцлер Ольшовский считал даже, что Дорошенко желает «независимой ни от кого монаршей власти» 36. Сейм не ратифицировал договор. 2 сентября 1670 г. гетманом Правобережья король утвердил уманьского казацкого полковника Михаила Ханенко, который был, по словам Яна Собеского, «добрый и приветливый королю человек» 37.

С Ханенко был заключен новый договор, который фактически перечеркивал все старания П. Дорошенко укрепить самостоятельность Правобережья. Гетман не имел права без ведома короля принимать дипломатов других стран и направлять свои посольства «к кому-нибудь к посторонним». Напротив, по приказу коронных воевод (не короля!) ему надлежало «смело, подобием предков своих отпор давать» 38. Таким образом, напрочь уничтожался пункт о введении королевских войск только в случае нападения неприятеля и о подчинении этих войск казацкому гетману. Шляхта имела право возвращаться в свои имения, православные иерархи лишались права заседать в Сенате и прочих привилегий. Новые условия договора вскоре, 22 декабря 1670 г., были ратифицированы королем Михалом Вишневецким.

Таким образом, если Россия уступками и признанием украинской государственности стабилизировала внутреннее положение на Левобережье, то Речь Посполитая отказалась признать требования казаков. Это привело к катастрофе. Михаил Ханенко в 1672 г. был разгромлен П. Д. Дорошенко. В начавшейся вскоре польско-турецкой войне Речь Посполитая не имела поддержки от казаков и Турция захватила Подолию и Брацлавщину.

Напротив, русско-турецкая война за Украину 1677 — 1681 гг. привела к закреплению за Россией Левобережья и Запорожья. В этой войне полки украинских казаков под командой И. Самойловича вели самостоятельные боевые операции, тесно скоординированные с боевыми действиями войск России. (Порой И. Самойлович и воевода Г. Г. Ромодановский конфликтовали друг с другом, как было, например, во время осады Чигирина в 1678 г.) И. Самойлович поддерживал и самостоятельные дипломатические контакты с соседними государствами, несмотря на то, что по условиям его выбора в 1672 г. он не имел права этого делать. Россия одобряла эти контакты 39.

Бахчисарайское перемирие 1681 г., по которому за Россией Османская империя признавала Левобережье и Запорожье, отражало реальное соотношение сил в Северном Причерноморье и Юго-Восточной Европе. Получив мир на востоке, Турция наносит удар по Центральной Европе и в августе 1683 г. войска султана осадили Вену. Польский король Ян Собеский в битве под Веной 14 сентября 1683 г. нанес поражение турецкому войску, а весной 1684 г. была создана «Священная Лига» европейских государств против Османской империи в составе Полыни, Австрии, Бранденбурга, Венеции и других стран.

Войну с Турцией Собеский предполагал вести и на Украине. Поэтому, готовясь к походу под Вену, он делает все возможное для того, чтобы заселить опустевшую в 60 — 70-х гг. Правобережную Украину» возродить там казачество (поставив его, конечно же, под контроль польских властей). История повторялась с завидной последовательностью: в мирное время казачество и государственность Украины стремились уничтожить, в годы войны использовать как опытных воинов, к тому же вовсе не обременительных для казны.

Казаки и крестьяне охотно откликнулись на призывы Собеского. В Побужье и Приднестровье переселяются казаки во главе с И. Абазиным и С. Палием 40.

Король еще не выступил походом на Вену, когда летом 1683 г. на Правобережье сформировался отряд в 20 тыс. казаков во главе с гетманом Куницким 41. Казаки Куницкого действовали смело и решительно. Они изгнали неприятеля из г. Немирова, затем ударили на Бендеры, но, не сумев овладеть крепостью, двинулись на юг, разбивая кочевья белгородских татар, заняли крепости Килию и Измаил 42. Одновременно отряд польских войск вошел в столицу Молдавии г. Яссы. Турецкие гарнизоны остались только в крепости Каменец-Подольск и нескольких пунктах поблизости. К 1685 г. Подолия практически была освобождена от османских войск, и сейм Речи Посполитой разрешил казакам селиться по Бугу и Днепру. Речь Посполитая тем самым санкционировала создание в этих районах казацких полков, но они должны были подчиняться польским властям, о создании здесь особого политического организма не было и речи.

Впрочем, когда в 1699 г. закончилась война «Священной Лиги» против Османской империи, сейм отменил свое решение и вообще запретил казачество. Семену Палию и Ивану Абазину вновь пришлось браться за саблю.

Поражение турок под Веной, несмотря на всю его масштабность, явно не решило исхода войны. «Священной Лиге» была крайне необходима помощь со стороны России, чтобы оттянуть силы противника на восток и блокировать Крымское ханство. Последовали настойчивые предложения России возобновить войну с Турцией. Но дело в том, что Турция перемирием 1681 г. признала за Россией Киев, Левобережье и Запорожье, тогда как Речь Посполитая по-прежнему требовала возвращения утраченных земель не только Украины, но и России. Проходившие в Андрусове русско-польские переговоры по этому вопросу закончились безуспешно 43. Новая война с Турцией в таких условиях для русского правительства не имела смысла.

Совершенно иные политические планы были у левобережного гетмана. Он намеревался объединить под своей властью всю Украину. В этом случае предстояло вести войну не против османов, а против Речи Посполитой в союзе с османами. Самойлович явно стремился к такому союзу. Были установлены частые дипломатические контакты гетмана и хана, гетман постоянно предупреждал Бахчисарай о враждебных замыслах Варшавы 44.

О своих внешнеполитических планах Самойлович открыто говорил на Украине и в Москве. Никаких протестов и упреков со стороны Посольского приказа не следовало. По-видимому, требовалось время для того, чтобы сделать выбор между двумя вариантами политики.

В отечественной историографии прочно утвердилось и стало общепринятым мнение о том, что главной целью России было добиться от Речи Посполитой окончательного отказа от Смоленска, Киева, Левобережной Украины и Запорожья. Платой за такой отказ было бы участие России в антиосманской войне. По-видимому, политика главы Посольского приказа В. В. Голицына была сложнее: вопрос о закреплении за Россией приобретенных в 1667 г. земель играл в ней скорее всего подчиненную роль. Главной задачей становилась борьба за выход к южным морям. Такой политический курс логически увязывался с хорошо известными «западническими» настроениями российского канцлера. Отказавшись, вопреки советам Самойловича, от борьбы за Правобережную Украину, российские политики создавали возможность решения проблемы выхода к Черному морю.

Воссоединение Украины с Россией, кроме всего прочего, знаменовало медленное, но неотвратимое наступление на кочевую степь.

К 1680-м гг. вся южная граница России была закрыта крепостной стеной. Укрепления начинались неподалеку от Полтавы и выходили к Волге 45. Построенные для защиты от стремительных степных воинов, эти укрепления к 1680-м гг. стали базой для удара на Крым и Азов. Геополитическая проблема защиты южной границы перерастала в проблему борьбы за черноморское побережье.

Как и во время русско-польской войны 1654 — 1667 гг., в этой новой борьбе России нужна была не угнетаемая русской администрацией Украина, а Украина достаточно самостоятельная, автономная, как политический «буфер», снимавший значительную часть военных и прочих проблем с плеч России. России нужен был сильный и деятельный соратник, а не безвластная, или даже враждебная колония.

Украинская автономия была тем более нужна в начальный (до Полтавы) период Северной войны, когда необходимо было сосредоточить внимание и силы на севере. И. С. Мазепа пользовался очень широкой, практически неограниченной властью и правами. Его измена дала толчок к угасанию украинской государственности.

Угасание это было длительным процессом, связанным, в первую очередь, с продвижением границ России к Черному морю, присоединением Крыма и отражением попыток Османской империи захватить украинские земли.

Политика Речи Посполитой на Украине отличалась противоречивостью. Часть магнатов и шляхты, подобно Яну Собескому, старалась идти путем компромиссов, уступок казакам, частичного признания государственности украинского народа. При поддержке Украины они надеялись отразить натиск османов, а если удастся, то и отвоевать у России Левобережье, Запорожье и Киев. Другие предпочитали разговаривать с украинцами на языке пушек и с саблей в руке. К концу XVII в. возобладала именно эта тенденция. Казачество и крестьянство Украины отвечало новыми восстаниями, что способствовало ослаблению Речи Посполитой и ее разделам в конце XVIII в.






Примечания


 1 Антонович В. Б. Последние времена казачества на правой стороне Днепра. К. 1898.

 2 Тезисы о 300-летии воссоединения Украины с Россией. Одобрены ЦК КПСС. Госполитиздат. 1954; Голобуцкий В. А. Запорожское казачество. К. 1957.

 3 Бойко I. Д. До питання про державність українського народу в період феодалізму. // Український Історичний Журнал (далее: УІЖ). 1968, № 8; Костомаров Н. И. Исторические монографии и исследования. Кн. 4; Богдан Хмельницкий. СПб. 1904; Грушевський М. С. Історія України — Руси. Т. 9. Кн. 2. К., 1931; Шевченко Ф. П. Політичніта економічні зв'язки України з Росією в середині XVII ст. К. 1959; Стецюк К. І. Народні рухи на Лівобережній і Слобідській Україні в 50 — 70 роках XVII ст. К. 1960; Апанович О. М. Запорізька Січ у боротьбі проти турецько-татарськой агресії — 50 — 70 роки XVII ст. К. 1961; Смолій В. А., Гуржій О. І. Становлення Української феодальної державності // УІЖ. 1990. № 10.

 4 Покровский М. Н. Русская история с древнейших времен. Т. 2. М. 1966. С. 474 — 495; Мякотин В. А. Очерки социальной истории Малороссии. (Восстание Богдана Хмельницкого и его последствия). — Русское богатство. 1912, №№ 8 — 11; 1913 №№ 9 — 12; Степанков В. С. Українська держава у середині XVII століття: проблеми становлення й боротьби за незалежність (1648 — 1657). Автореферат докторської диссертації. К. 1993.

 5 Смолій В. А., Гуржій О. І. Назв. твір; Степанков В. С. Назв, твір; Смолій В., Степанков В. У пошуках нової концепції історії Визвольної Війни українського народу XVII ст. К., 1992.

 6 Смолій В. А., Гуржій О. І. Назв. твір. С. 720.

 7 Санин Г. А. Советская историография внешней политики России XVII в. // Итоги и задачи изучения внешней политики России. Советская историография. М. 1981. С. 90 — 91; Федорук Я. Зовнішньополітична діяльність Богдана Хмельницького і формування його політичної программи (1648 — серпень 1649 pp.) Львів, 1993.

 8 Возгрин В. Е. Россия и европейские страны в годы Северной войны. История дипломатических отношений в 1697 — 1710 гг. Л. 1986. С. 17 — 54.

 9 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в 1-ой половине XVII в. М. 1948; Санин Г. А. Отношения России и Украины с Крымским ханством в середине XVII в. М. 1987. С. 46 — 73 и др.

 10 Санин Г. А. Указ. соч. С. 39 — 42, 62 — 73, 133 — 177, 213 — 231, 236 — 237.

 11 Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы в трех томах (далее ВУСР). Т. III. M. 1953. С. 560 — 562. 1654 марта 21. Договорные статьи о положении Украины в составе России.

 12 Ульянов Н. И. Происхождение украинского сепаратизма. М. 1996. С. 75.

 13 Серчик В. Речь Посполитая и казачество в первой четверти XVII в. Россия, Польша и Причерноморье в XV — XVIII вв. М. 1979. С. 176.

 14 Степанков В. С. Назв. твір. С. 39.

 15 ВУСР. Т. 2. С. 307. 1649 декабрь. Статейный список русского гонца в Варшаву Г. Кунакова.

 16 Грушевский М. С. Иллюстрированная история Украины. СПб. б. г. С. 234.  17Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России. (Далее АЮЗР). Т. 4. СПб. 1863. С. 141 — 144. 1658 сентября 6. Гадячский договор.

 18 Санин Г. А. Антиосманская борьба югославянских народов и внешняя политика России во 2-й половине XVII — начале XVIII в. // Jгословенске землье и Pycиja у XVIII веку. Београд. 1986. С. 39 — 53.

 19 Санин Г. А. Боротьба України і Росії проти турецько-татарської агресії в 1672 р. — УІЖ. 1971. № 12. С. 49.

 20 Санин Г. А. Русско-польские отношения 1667 — 1672 гг. и крымско-турецкая политика в Восточной Европе. // Россия, Польша и Причерноморье в XV — XVIII вв. М. 1979. С. 278 — 280.

 21 ЯЮЗР. Т. IV. СПб 1863. С. 265. Статейный список воеводы А. Трубецкого. Запись о раде 1659 октября 15.

 22 Там же, то же. С. 266.

 23 ЯЮЗР. Т. IX. С. 933. 1672 июня 15. Статейный список воеводы Г. Г. Ромодановского. Запись о раде 15 июня.

 24 Санин Г. А. Отношения России и Украины с Крымским ханством в середине XVII в. М. 1987. С. 48 — 49, 55 — 56 и др.

 25 АЮЗР. Т. IV. С. 265. Статейный список воеводы А. Н. Трубецкого. Запись о раде 1659 г. Октября 19.

 26 Полное собрание законов Российской империи (далее ПСЗ) Т. 1. СПб. 1830. С. 810, 814. 1669 марта 6. Статьи, на которых был избран гетманом Д. И. Многогрешный.

 27 Там же. С. 810. То же.

 28 РГАДА. Ф.79. Сношения с Польшей. Оп. I. Кн.128. Л. 559 — 569. 1669 г. Запись переговоров России и Речи Посполитой в Андрусове.

 29 Wojcik Z. Między traktatem Andrusowskim a wojną turecką. Stosunki polsko-rosyjskie 1667 — 1672. W. 1968. S. 277.

 30 РГАДА. Ф.79. Сношения с Польшей. On. I. 1671. Стб. 17. ЛЛ. 365 и об. Запись переговоров в Москве о русско-польском союзе.

 31 Там же. ЛЛ. 367. Об. 368. То же.

 32 О политических планах П. Д. Дорошенко см. Санин Г. А. Некоторые черты политики гетмана П. Д. Дорошенко. // Українське козацтво: витоки, еволюція, спадщина. Вип.2. К., 1993. С. 18 — 26.

 33 АЮЗР. Т. IX. СПб. 1877. С. 197 — 203. — 1670 мая 10. Острожский договор.

 34 Там же. С. 198. То же. 35.

 35 РГАДА. Ф. 79. Оп. I. Кн. 141. Л. 582 об. Переговоры о русско-польском союзе против Османской империи. — 1672 января 15. Письмо польских послов в боярскую Думу.

 36 Grabowski A. Ojczyste spominki w pismach do dziejow dawnej Polski. T. 2. Krakow, 1845. S. 336.

 37 Korzon T. Dola 1 niedola Jana Sobieskiego. T. 111. Krakow, 1898. S. 392.

 38 АЮЗР. T. IX. Спб. 1877. С. 354. 1670 сентября 2. Острогский договор.

 39 Костомаров Н. И. Исторические монографии и исследования. Кн. 5. Т. LVX. Руина. Спб. 1905. С. 325.

 40 Грушевский М. С. Указ. соч. С. 353 — 354.

 41 Urbanski Т. Rok 1683 na Podolu, Ukraine iw Moldawii. Szkic historyczny z czasow panowania Jana III Sobieskiego. Lwow. 1907. S. 31; Bataglia O. F. Jan Sobieski, krol Polski. Warszawa, 1983. S. 253.

 42 Urbacski T. Op. cit. S. 32 — 42.

 43 Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII в. М., 1955. С. 532.

 44 Грушевский М. С. Указ. соч. С. 352, 355 — 357.

 45 Санин Г. А. Южная граница России во 2-й половине XVII — 1-ой пол. XVIII в. // «Russian History». 19. № 1 — 4, 1992.









Попередня     Головна     Наступна


Етимологія та історія української мови:

Датчанин:   В основі української назви датчани лежить долучення староукраїнської книжності до європейського контексту, до грецькомовної і латинськомовної науки. Саме із західних джерел прийшла -т- основи. І коли наші сучасники вживають назв датський, датчанин, то, навіть не здогадуючись, ступають по слідах, прокладених півтисячоліття тому предками, які перебували у великій європейській культурній спільноті. . . . )




Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть ціле слово мишкою та натисніть Ctrl+Enter.